Протесты в России (1/3)

« Многие уже устали от откровенного пропагандистского вранья в СМИ и однообразия в высших эшелонах власти »
samedi 4 février 2012
par  LieuxCommuns

Version russe de l’interview de A.F., anarcho-syndicaliste russe de la KRAS-AIT

Вопрос : Несмотря на обман и пропаганду, парламентские выборы 4 декабря не стали плебисцитом в поддержку Путина и его клана, стоящего у власти с 2000 года. После 10 декабря происходят более или менее крупные манифестации протеста. Является ли это началом политического пробуждения российского населения ? Как вы оцениваете ситуацию ?

А.Ф. : Ситуация, сложившаяся после последних на сегодняшний день парламентских выборов, лишь на первый взгляд выглядит как пробуждение политической активности россиян. При более тщательном рассмотрении она оказывается и сложнее, и печальней. Дело в том, что в России в последние годы время от времени происходили акции протеста, собиравшие по нескольку тысяч участников. Достаточно вспомнить проходившие в 2006-2008 гг. « Марши несогласных », организованные рядом оппозиционных партий. Конечно, сейчас акции протеста в столице РФ собрали заметно больше народу – до 100.000 участников (24 декабря), вопрос в другом – что движет данными людьми.

Как показывают социологические опросы, основная социальная база протестующих – обеспеченные представители среднего класса, « люди без экономических проблем », как назвала их « Таймс ». При этом их волнует даже не политика, как таковая, но конкретно монополия правящей партии на власть. Многие уже устали от откровенного пропагандистского вранья в СМИ и однообразия в высших эшелонах власти. Они требуют « вернуть им голос », то есть даже не реформирования политического устройства России, но не более чем права « честно выбирать себя хозяина ».

Таким образом, я оцениваю ситуацию как далекую даже от чисто политического пробуждения, тем более что митинги в российской провинции в целом остались в достаточной степени малочисленными. Если говорить о митингах, состоявшихся в стране 10 декабря, то цифры выглядят достаточно скромно : от нескольких сотен человек (Тверь, Пенза, Пятигорск и др.), до нескольких тысяч (Новосибирск, Красноярск и др., и самое большее – Санкт-Петербург – до 7 тыс. участников).

В. Официальная оппозиция сильно разделена между либералами, консерваторами, коммунистами и националистами и не предлагает никаких приемлемых альтернатив. Каково отношение к ним различных слоев населения ? Каково соотношение идеологических сил в российском народе ?

А.Ф. : Я бы уточнил для начала политическую палитру. Официальная оппозиция – это не « либералы, консерваторы, коммунисты и националисты », ситуация гораздо запутанней, и выглядит примерно следующим образом :

  • либералы делятся на националистов и сторонников « западной модели ». При этом в рядах как тех, так и других состоят как из социал-либералы, так и неолибералы ;
  • национал-коммунисты, они же – консерваторы.

Население при этом в целом продолжает оставаться вне идеологии. Протестующие против политики правящей партии готовы поддержать любые политические силы, которые проявят себя как противники режима.

Что же касается соотношения идеологических сил, то, в силу деидеологизированности широких слоев населения, речь должна идти о преобладающих настроениях. И настроения эти в целом консервативные (ностальгия по социальному государству авторитарного СССР) и националистические. При этом многие разделяют либеральные идеи на уровне ценностей – « свобода слова, собраний » и т.п., но в большинстве своем эти же люди с готовностью ограничили бы все эти либеральные свободы для многочисленных « врагов России ». Вместе с тем, часть населения испытывает ностальгию по началу 90-х гг. минувшего столетия, так как в тот период этой самой « либеральной свободы » было заметно больше чем в 2000-е годы, и ее постепенный упадок которых наметился после октябрьских боев в Москве в 1993 г. Опять же, для большинства из тех, кто выступает с таких позиций, экономическая сторона того периода имеет заметно меньшее значение.

В. Как воспринимаются движения протеста, которые охватили часть мира, в Северной Африке, Европе, США ? Есть ли слои населения или среда, которая видит в этих движениях протеста источник вдохновения для себя и стремится к низвержению существующего порядка ради установления прямой демократии ?

А.Ф. : По большому счету, судя по настроениям в российском обществе, в целом население РФ равнодушно к протестным событиям за рубежом. Поэтому ни о каких слоях населения, видящих для себя в них пример, говорить не приходится. Это примеры, вызывающие интерес лишь у немногочисленной прослойки левых радикалов разных направлений. Гораздо больший интерес в России вызывают, например, такие события как боевые действия в Ливии : многие, исходя из антизападных настроений, осуждают агрессию НАТО в данную страну. Некоторый интерес вызывают события в США, так как эта страна продолжает оставаться в глазах многих « врагом номер один », а потом любые акции протеста там – это повод позлорадствовать, выразить свои националистические, антиамериканские настроения, не более того.

В. Крайне правые являются сильным движением в России. Думаете ли вы, что они могут оказать влияние на будущее страны, воспользовавшись социальной напряженностью ? Могут ли они действительно стать привлекательными для многих в нынешнем контексте глубоких кризисов ?

А.Ф. : Говорить, что крайне правые организации в России сильны, как ни странно, не приходится. Преобладают « умеренно националистические настроения ». Митинги националистов в Москве и Санкт-Петербурге, состоявшиеся 11 декабря, тому подтверждение – они собрали всего несколько сотен человек. Другое дело, что в условиях глубокого социально-экономического кризиса умеренный национализм радикализируется. Идея сильной национальной власти вполне привлекательна для многих россиян, немалая часть которых грезит о возвращении былого имперского могущества времен СССР.

В. Президентские выборы запланированы на март. Думаете ли вы, что они могут представить случай для « российской весны » и какие перспективы вы им даете ? Каковы основные направления вашей нынешней работы как активистов ?

А.Ф. : Не думаю, что в России можно говорить о какой бы то ни было весне, ни в смысле революций 1848, ни в смысле событий в Северной Африке 2011 г. Власть пока держится достаточно прочно, именно поэтому действующий премьер (потенциальный президент) может позволить себе выдвинуть предложение оборудовать к весне все избирательные участки веб-камерами, которые будут транслировать всё происходящее в прямом эфире. Понятно, что это чистой воды популистский шаг для пускания пыли в глаза населению, но я не думаю что это блеф чистой воды. Да, власти в России боятся призрака революции, но именно призрака, так как реальных оснований для подобных опасений у властей нет, и их положение их все еще устойчиво.

Так что, если все последние события, а также грядущие президентские выборы и будут иметь какие-то (серьезные) последствия в смысле изменения политического устройства РФ, то, скорее всего, можно опасаться известной фашизации высших эшелонов власти. Я имею в виду установление в стране открытой неофашистской или полуфашистской диктатуры при открыто неолиберальной экономике, то есть еще более гротескное возвращение к ситуации начала 1990-х, только при этом с полным отсутствием (или стремительном их сворачиванием) каких бы то ни было либеральных свобод. Речь идет о чем-то вроде пиночетовского варианта. Что касается лично меня и моих товарищей, анархистов и анархо-синдикалистов, то мы ведем по мере наши сил и возможностей работу по распространению нашего анализа ситуации, а также стараемся вести разговор в социально-экономическом, а не политическом ключе.


Commentaires

Problème technique : les envois des « lettres d’information » (dernières publications et revues de presse) sont provisoirement impossibles. Toutes nos équipes sont à pied d’œuvre...